Закрыть ... [X]

Фото причесок у казаков

16.09.2014, 17:30, Татьяна Зайцева


Татьяна Зайцева, Елена Зайцева  | Фото Юрий Зайцев


Описания жизненных коллизий каждой из участниц дуэта «Сестры Зайцевы», гремевшего в 1990-х годах, хватило бы на несколько остросюжетных романов. «Очень сильные испытания были нам даны, — рассказывают Таня и Лена. — Слишком многое пришлось преодолеть и пережить, слишком во многом раскаяться, но вместе с тем так много того, за что мы навсегда останемся благодарны нашей извилистой судьбе — одной на двоих…»
 Читайте также  Надежда Грановская: «С самого рождения началась череда серьезных для меня испытаний» Схожесть близняшек пора­зительная, причем не только внешняя. «Мы однояйцевые, а значит, единое целое, — говорят сестры. — Чувствуем друг друга даже на расстоянии». И в качестве доказательства поражают корреспондентов «ТН» историей своего невероятного единения — одной из бесчисленного множества подобных в их жизни…
Елена: Я живу с мужем в Германии. В один из дней у меня вдруг начались жуткие боли в животе. Звоню в слезах маме: «Ощущение, что тазовые кости ломаются, спроси у папы, что со мной». Он у нас — военный врач…
Татьяна: А я в этот момент рожала — врачи настояли на кесаревом сечении — и под наркозом боли не чувствовала.
Елена: Зато я прочувствовала в полной мере. Пять часов мучилась, а потом боль вдруг отпустила, будто и не было ее. Через пять минут мне позвонила мама: «Поздравляю тебя с племянником!» А папа потом объяснил, что такие ситуации для однояйцевых близнецов нормальны. Вот только почему так происходит, остается загадкой.
Сестры Зайцевы с мамой
— Когда мы рассказываем Нику про наше детство, у него на глаза наворачиваются слезы. С мамой Клавдией Ивановной, Германия (1963). Фото: Из личного архива сестер Зайцевых
— Удобно, наверное, быть близнецами — можно же где-то словчить?
Татьяна: Еще бы! Ну, например. На уроке вызывают: «Зайцева Татьяна!» Поскольку Ленка, в отличие от меня, всегда очень хорошо училась, отвечает она. А в конце ответа учительница вдруг говорит: «Танюш, а теперь подойди к доске». И… мы несемся вдвоем — я-то уже забыла о перевоплощении. В классе ржа…
Елена: А как я приезжала из Германии и сдавала за Таню (она тогда училась на режиссерском отделении Московского института культуры) немецкий язык, который знаю в совершенстве... А она летала по миру с моим голландским паспортом, когда еще отпечатков пальцев не ставили…
— С родителями вы ладили?
Татьяна: У нас была чудесная семья. К несчастью, родители ушли из жизни: обоих скосил рак. Мы часто вспоминаем их, я мужу в пример ставлю семью нашего детства, рассказываю о маменьке с папенькой — по семейной традиции мы  Читайте также  Роман Карцев: «Я женился на Вике благодаря ссоре с Райкиным» с Леной их так называем. Но, надо сказать, мама у нас была очень строгая, а папа, наоборот, добрейший.
Елена: Старше маменьки на 20 лет. Служил в ГДР, в Западной группе ­войск, из-за чего детство мы провели в Германии. Папенька из донских казаков. Только накануне смерти признался нам в том, что он внебрачный сын белого офицера. И мама его, бабушка наша, вывозила его из села тайно, потому что в то время там стояли красные.
Татьяна: Причем, открывая эту «страшную» тайну, папенька закрыл в госпитале двери и окна — чтобы никто не подслушал. Потому как был партийный… А маменька родилась в Черновцах, происхождением из княжеского рода Лыковых. Красавица, эстетка, пианистка и певица — была для нас идеалом, эталоном.
— Первая любовь к кому из вас пришла раньше?
— К Лене. Вроде бы из нас двоих я — тусовщица, бойкая, но при этом незнакомых ощущений побаивалась, а сестра — нет и на все жизненные эксперименты всегда шла смело. Курить, например, начала в 13 лет. И как правильно целоваться, учила меня. Я у нее расспрашивала, так она такие уроки теории поцелуя преподавала! И вообще, если бы не сестра, думаю, я…
Елена: (Со смехом.) …осталась бы старой девой.
Татьяна: Правда, физиологически меня ни один мальчишка не увлекал, даже кадриться не умела. Только по деревьям и через заборы с ними лазала, ну и разыгрывала их. Договорюсь с кем-то пойти в кино, а подошлю Ленку, отдав ей билет.
Елена: Я подхожу к кинотеатру, навстречу пацан, спрашивает: «Чего не здороваешься?» Я возмущаюсь: «Не приставайте,  Читайте также  Жанна Эппле: «Я была этаким лепестком розы. И только благодаря удару судьбы осознала, какая на самом деле сильная» я сейчас милиционера позову!» Оказывается, это Танькины шуточки… А что касается первой любви, то я до сих пор сохранила ее в сердце. С 8-го класса полюбила Костика. Мы тогда жили в Калуге — приехали туда после окончания папенькиной службы в Германии. Я школьница, Костя — студент филиала Бауманского института, на пять лет старше меня. Встречался с девушкой, о чем я знала. Но влюбилась.
Татьяна Зайцева с мужем
Татьяна: Ник мне однажды сказал: «Наверное, я приехал в Россию ради того, чтобы найти тебя». А мне его предсказала голландская ясновидящая… С мужем в подмосковном загородном доме. Фото: Юрий Зайцев
Татьяна: Он был настолько хорош собой, что все девчонки от него обалдевали. И Тамара, пассия его, тоже была писаной красавицей. Но и мы с Ленкой обращали на себя внимание в этой провинции: симпатичные, одевались не по-здешнему и вообще умели себя подать. Когда шли по улице, парни как пчелы на мед липли, а местные девахи аж стонали от зависти.
Елена: Тем не менее я все-таки добилась своего — Костик стал ухаживать за мной, оставил Тамару. Так одна девчонка, которая тоже сходила по нему с ума, как-то подстерегла меня и жестко сказала: «Валите отсюда, здесь вам не жить!» А мы тут как раз вычитали, что в Москве есть Всероссийская творческая мастерская эстрадного искусства. И по секрету от родителей — якобы отправились в гости к тете — двинулись туда поступать. И поступили. Нам было 16 лет. Костик приезжал ко мне, скучал. Я по нему тоже. Но неожиданно судьба развернула меня совершенно в другую сторону.
 Читайте также  Сергей Степанченко: «Я носитель всех проблемных качеств, которыми страдает человечество» Дело в том, что Танька всегда была тусовщицей, и, едва мы приехали в Москву, тут же со всеми перезнакомилась. В ее компании оказалась Наташа Петрова (актриса, сыгравшая в фильме «Место встречи изменить нельзя» официантку, которую выбрасывают в окно. — Прим. «ТН»), чьим мужем был Бабек Серуш — иранский бизнесмен, миллионер, дружил с Высоцким; его потом убили… В общем, Таня с ними сдружилась. А у них дома, когда они приезжали из Америки, собирались разные иностранцы.
Татьяна: На одну из таких тусовок я привела с собой Лену, и там оказался Рольф — немецкий летчик, главный представитель авиа­компании Lufthansa в России. Увидев сестру, влюбился прямо с первого взгляда. Представляете, а на меня вообще ноль внимания. Как отличил? Непонятно… В общем, они зароманились.
Елена: Он был на 28 лет старше меня, красавец обалденный. Все московские валютные проститутки роились вокруг него, а в те времена именно они были самыми эффектными — стильные, с изысканными манерами, круто одевались… И вдруг этот сказочный мачо влюбляется в меня, 17-летнюю, и говорит: «Люблю, жить без тебя не могу!» И зовет ехать с ним насовсем в Висбаден. Сон! У меня и чувств-то глубоких не было, просто все это захватило своей невероятностью. При этом Рольф имел жену и двоих детей, младшему сынишке только год исполнился. Когда он развелся, я, дурочка малолетняя, такая счастливая была! Сейчас думаю: «Боже, какой же страшный грех сотворила!» А тогда полагала, что это свидетельство неземной любви ко мне, и раз меня так любят, значит, полюблю и я…
Короче — связь с иностранцем. Сразу же появились гэбэшники, прихватили. Так трясли и меня, и Таньку, так таскали на допросы, так давили, что мало не покажется.
Сестры Зайцевы с Чаком Норрисом, Ником Виссоковским и сыном Татьяны Алексеем
Татьяна: когда Ник открыл казино в Москве, 1% акций принадлежал Чаку Норрису. Актер решил поддержать заведение давнего друга своим именем. В день вручения премии «Овация» с Чаком Норрисом, Ником Виссоковским и сыном Татьяны Алексеем (1998). Фото: Из личного архива сестер Зайцевых
— А что хотели от вас?
— Чтобы я стучала на Рольфа. Потому что считали его шпионом, особенно в связи с тем, что он близко дружил с немецким корреспондентом журналов Der Spiegel и Stern Норбертом Кухинке (играл роль датского профессора в фильме  Читайте также  Корнелия Манго: «Я хотела детей, а он сказал: «Купи себе собаку» «Осенний марафон». — Прим. «ТН»), который у них давно был под подозрением по части вывоза из страны антиквариата и икон.
Татьяна: А от меня требовали вступить с ним в интимную связь, обещав в этом случае закрыть глаза на отношения сестры с иностранцем. (Шепотом.) А когда Ленка уже уехала в Германию, у нас случился сумасшедший роман как раз с одним из следивших за ней гэбэшников. Он так влюбился в меня, аж плакал. Кстати, говорил по секрету, что очень хорошо понимает Ленку.
Елена: А меня, наоборот, предостерегал от отъезда: «Будешь несчастлива там, вот попомнишь мои слова». Между прочим, оказался прав.
— Как же все-таки удалось уехать? Несовершеннолетняя, возлюбленный — иностранец, бдящие органы давят…
— Рольф еле дождался моих 18 лет, чтобы мы могли пожениться. За это время возил меня в закрытые валютные магазины «Березка», задаривал нарядами, украшениями, отремонтировал и обставил нашу кооперативную квартиру — нам ее родители купили, прямо в сказочный терем превратил. Меня такая любовь завораживала… А выпустили меня потому, что Кухинке преду­предил их: «Если с Лениной головы упадет хоть волосок, я напишу обо всем в немецкой прессе». Но им громкого дела совсем не было нужно…
— Таня, а что же у вас происходило с делами сердечными?
— Очень мне плохо было без Ленки. Проводив ее, я рыдала до истерики, не могла остановиться. Пришел мой гэбэшник, грубо ругался на сестру, мол, как она могла тебя оставить, теперь ни на одну работу не примут. Так и было — куда ни тыкалась, нигде не брали. Наконец, пришла показываться в гостиницу «Союз» на «Речном вокзале», где выступал  Читайте также  Алена Апина: «Денег катастрофически не хватало, а тут десять рублей за концерт. Так и пошла в «Комбинацию» ансамбль из Харькова — варьете, первое в Москве (сейчас это уже солидное учреждение культуры — Московский театр «Варьете» Юрия Черенкова), и туда меня почему-то взяли — я стала у них солисткой. Постепенно народ начал ходить на Зайцеву, а ребята из коллектива в меня повлюблялись. Меньше всех из них мне нравился Черенков — руководитель. Но по иронии судьбы как раз он стал отцом моего сына и моим мужем. Невероятно строгий был мужчина, я боялась его. Даже в постели называла только по имени-отчеству. Замуж вышла скорее оттого, что чувствовала себя безумно одинокой.
Елена Зайцева С первым мужем
Елена: когда Рольф развелся, я, дурочка, такая счастливая была! Он еле дождался моих 18 лет, чтобы мы могли пожениться… С первым мужем — немецким летчиком Рольфом Нойманном (1980). Фото: Из личного архива сестер Зайцевых
— Оставлять ребенка или нет, вопрос не стоял?
— Нет, я очень хотела родить. Выросшая в такой дружной семье, как наша, была уверена, что и сама выйду замуж  единственный раз. Но ошиблась. Мы с Черенковым оказались полярно разными; все в нем мне было чуждо, даже от шуток ломало. А любовь его выражалась в том, что он безостановочно кричал на меня и говорил всякие гадости, от которых у меня немели руки. Очевидно, он ревновал. Но выносить такие издевательства было очень тяжело. Плюс мама мужа постоянно вторгалась в нашу жизнь и так же несправедливо обижала меня. Рассказываю как есть, хоть ни его, ни ее сейчас уже и нет в живых, о чем я от души сожалею… И я дала себе зарок: никогда не влезу в жизнь сына и его женщин; даже если не буду довольна его выбором, ни за что не стану об этом говорить. И слово это держу. Жизнь Алеши и его отношения с барышнями для меня — табу. Сейчас сын разведен, но, вижу, появилась девочка, вроде неплохая. А женился Алешка в 18 лет, причем не сообщив об этом нам. Домработница заметила: «Боже, да они в обручальных кольцах!»
Елена: Наташа была на 10 лет старше Алеши, с ребенком — женила его на себе.
Татьяна: Мы с Ленкой рыдали в два голоса, дуэтом. Тем не менее я оставалась с невесткой в очень хороших отношениях, искренне ее полюбила. Но они сами разбежались… А папа Алешин умер три года назад. За десять дней до его смерти мы встретились — сын это устроил. Сказал мне: «У папы рак, он умирает, я считаю, что вы должны помириться».  Читайте также  Виктор Рыбин: «Наташу с подругами держали в плену, а я был от нее за тысячи километров» И организовал нашу встречу. Я пришла в дом, где была Юрина жена и двое маленьких детей. Мы оба плакали, извинялись друг перед другом, и Ник тоже присутствовал при этом. А Алеша потом пел всем нам песню… После этой встречи у меня с души словно тяжесть упала… Мы ведь расстались с Юрой, когда Алехе было меньше года. Я тогда уже и из варьете ушла — он не отпускал, я сбежала. Много было неприятного. Но я искренне благодарна Черенкову за школу жизни — я научилась преодолевать все.
— Лена, а как складывалась ваша жизнь в Германии?
— Если сказать мягко, не лучшим образом. Отношения с Рольфом очень быстро видоизменились. И сам он переменился — ни внимания ко мне, ни заботы, ни подарков, ни романтики. А из занятий у меня — только домашняя работа. Тоска. Но самое ужасное воспоминание от того брака — аборт. Потому что муж категорически не хотел ребенка. Настолько, что просто выгнал меня из дома. (Помолчав.) Сама виновата, мой грех, это же я разъединила его с женой. А она настроила детей против меня, и сын сказал папе: «Если твоя жена родит, мы с тобой никогда больше общаться не будем». Он любил их без памяти и, конечно, побоялся потерять… Для меня ситуация чудовищная: деться некуда, денег нет. В Россию, меня напугали, возвращаться с ребенком от иностранца нельзя — в лучшем случае сошлют за 101-й километр… Очень тяжело мне об этом рассказывать. Такое было отчаяние, что жить не хотелось.
Продала дорогое украшение — подарок Рольфа, сняла квартирку и пошла работать официанткой в кафе. Причем как упрашивала, чтобы меня взяли, не пересказать! Ужасно унизительно. А полгода спустя меня уже назвали лучшей официанткой Майнца, но от этого менее униженной я себя не почувствовала. Денег не хватало катастрофически. Начала  Читайте также  5 вещей, которые нужно купить на распродаже даже в паре с одним парнем подворовывать из кассы, иначе, он пригрозил, меня выгонят. Поняла, что так жить не смогу, воровать отказалась и действительно из этого места была изгнана. Устроилась работать в видеотеку… Сэкономленными деньгами оплатила учебу на курсах парикмахеров — дизайнеров причесок. Полгода мешала краски и подносила мастерам бигуди, стригла обитателей дома престарелых, потом появились свои клиенты… Ходила в одних джинсах, недоедала, но как только появлялись денежки, шла покупать Тане красивые платья для сцены. Жила мыслями о ней. При первой возможности приезжала к ней, приходила на ее выступления, радовалась за нее — она же была прима…
Однажды по окончании программы ко мне вдруг подошел красавец мужчина. Улыбается, обращается на английском языке, на французском, на испанском, наконец, слышу немецкую речь, а немецкий у меня прекрасный, и я откликаюсь: «Я вас понимаю. Что вы хотели сказать?» — «Я, — отвечает, — капитан самолета голландской авиакомпании, постоянно останавливаюсь в этой гостинице и смотрю ваши шоу-варьете. Мне очень нравится, как вы поете. Но обычно я прилетаю позже и никак не могу вас застать. Счастлив, что застал хотя бы за столиком». Пригласил потанцевать. Конечно, я ему рассказала, что он ошибся и на самом деле пела не я. Он представился: «Зовут меня Отто, я голландец, но мои родители немцы, перед войной эмигрировали в Голландию. Женат…»
— Поразительно, какая-то мистика вокруг вас. Оба мужа — иностранцы, с обоими познакомились в Москве, оба летчики, оба семейные…
— Да, вот такие чудеса… Короче, этот, как мы его потом прозвали, «летучий голландец» приглашает меня к себе в номер и знакомит с женой. Она главная стюардесса, тоже красавица. Сидим, общаемся, пьем вино, и вдруг я вижу, что он смотрит на меня влюбленными глазами. И, главное, она тоже это видит. (С улыбкой.) Когда я ухайдакала бутылочку, сказала ей: «Марион, хочу тебе сказать важное. Запомни: никогда в жизни я не заберу у тебя Отто». И, поверьте, слово свое сдержала.
 Читайте также  Евгения Добровольская: «Если вместе хуже, чем в одиночку, надо расходиться» Но общение с ним мы не прекратили, изредка перезванивались, Марион об этом знала. Мы и с ней прекрасно общались, только я все равно видела, что в глубине души она меня ревнует… В общем, я снова устроилась работать в ресторанчик, и Отто иногда приезжал меня навестить. А там я была звездой космического масштаба. Русская — что уже экзотика. Да еще хорошенькая, кокетливая, задорная, на немецком свободно говорю. В мои смены прямо столпотворение было. Шампанское лилось рекой, выручка поднималась — с ума сойти! Хозяин на цырлах ходил передо мной. Умолял: «Лена, ты только не исчезай!»
Наступает день моего рождения, 16 декабря. С утра до вечера все звонят, поздравляют. Все, кроме Отто. Наконец среди ночи раздается звонок от него. Я с ходу затарахтела: «Ну ты хорош, вот обижусь на тебя раз и навсегда…» И вдруг он перебивает: «Сегодня погибла Марион. Самолет разбился. Рейс в Испанию. Боковой ветер…» (После долгой паузы.) Вот ведь как вышло: судьба сама разлучила его с женой, не я…
После смерти Марион Отто стал прилетать ко мне в Германию каждую неделю. Подарки разные дарил, машину. Одним словом, стал меня подкупать. Однажды мама мне выдала: «Дочь, первый раз я хочу что-то сказать по поводу твоей личной жизни. Что тебя там ждет — работа официантки? А дальше? А этот человек богат, надежен и, главное, любит тебя… Как можно такого не любить?!» Отто часто разговаривал с маменькой, признавался ей в любви ко мне и спрашивал: «Почему Лена ко мне равнодушна?» А что я могла с собой поделать — сердцу-то не прикажешь. (Вздохнув.) Я продолжала сохнуть по своей первой любви — по мальчику Косте.
Татьяна: У нее же потом опять с ним был роман. Когда стала уже популярной, однажды вдруг поперлась к нему в Калугу. Представляете, у нее принц сказочный в ногах валяется, а ей калужского героя-любовника подавай!
Елена Зайцева Со вторым мужем
Елена: Отто часто разговаривал с маменькой, признавался ей в любви ко мне и спрашивал: «Почему Лена ко мне равнодушна?». Со вторым мужем — голландским летчиком Отто Лауингером (1990-е). Фото: Из личного архива сестер Зайцевых
— Но все-таки вы вышли замуж за Отто?
Елена: Вышла, ну и что? Я переехала в его дом в Амстердаме. Но Голландия оказалась совершенно не моей страной; мне там было ужасно дискомфортно, хотя язык голландский выучила быстро. Однако скучала страшно — по сестре, по сцене. И, представьте, по родине — жуткая была ностальгия.
Татьяна: А я здесь переживала из-за того, что Ленка так мается. И тут Борька Моисеев, затеяв грандиозный концерт, говорит мне: «Зови сестру!» Я звоню: «Лен, ты там сидишь без дела, борщи готовишь, а тут появились сестры Роуз, нашу  Читайте также  Как похудеть при помощи арбуза и другие секреты красоты от Нюши нишу занимают! Хватит уже, приезжай хоть на один концерт, поработаем вместе!»
Елена: И я прилетела, привезла шикарные костюмы… Боря поставил нам фантастически эффектный танцевальный номер. Выходим на сцену КЗ «Россия», выступаем и… уйти не можем — грохот аплодисментов, зрители не отпускают. И так это меня подстегнуло, что я стала прилетать сюда каждые две недели. В Кремле концерты пошли, приглашения на гастроли посыпались.
А тут еще песня «Сестра» поэтессы Татьяны Назаровой — прямо про нас с Танькой, о переживаниях двух сестер, живущих в разлуке. Показали ее Игорю Крутому, она ему понравилась, он нас сразу — вперед, на ротацию, в «Песню года». Раскрутил, словом. Потом появился клип. И понеслось — запись песен, своя программа… Но Отто не желал мириться с моей музыкальной карьерой, и мы решили разойтись. Хотя он и сейчас продолжает меня любить. Мы остались в дружеских отношениях, более того, официально даже не разведены, и у меня до сих пор голландский паспорт. Дело в том, что Отто — капитан, и ему нежелательно быть в разводе, это может отразиться на карьере… Расставание наше было болезненным. Очень я жалела мужа, но все равно жить по его правилам уже не могла. А вот Таня, наоборот, обрела супруга…
Татьяна: После отъезда Лены я для себя решила: никогда не выйду за иностранца. Разведясь с Черенковым, рамки решения расширила: больше вообще не выйду замуж… Как-то приехала к сестре в Голландию, и она познакомила меня с одной удивительной женщиной — ясновидящей Марией, которая мне напророчила: «У тебя будет муж. Прибудет издалека, из-за морей и океанов. Разведенный. Очень значительный человек». И описала мужчину, образ которого ей привиделся. После чего добавила, улыбнувшись: «В руках принесет огромный мешок денег». Вернувшись в Москву, я стала ждать своего принца. Видно, созрела все-таки для новой любви. Алешке моему тогда было лет пять-шесть. Год прошел, два, три, а потом махнула я рукой на свои ожидания: «Все это брехня». Но…
В 1997 году мы с Леной выступали в клубе «Беверли-Хиллз». Я недавно купила машину. Как-то едем домой, за рулем Лена. Подъезжаем, навстречу идет старушка соседка. Спрашиваю сестру: «Чего же ты не поздоровалась?» Она  Читайте также  Ангелина Вовк: «Мы встретились глазами, и весь мир рухнул. Нить, связывающая меня с мужем, оборвалась» поворачивается и… вместо тормоза жмет на газ! Пять машин впереди раздербанены… Лена — белого цвета, голова трясется, и твердит как заведенная: «Неспроста это, неспроста…» Мне уже не до машины, думаю: «Все, конец: сестру надо везти в дурдом…» А ситуация действительно ужасная. Выяснилось, что выплачивать надо ,5 тыс. Такой суммы не было и в помине. На гастролях можно было бы подзаработать, но ехать нельзя — папа тяжело болен, лежит в госпитале. Приятель посоветовал: «Попросите в долг у хозяина, вы же каждый день работаете, пусть он вам заплатит вперед…» А хозяин, Ник Виссоковский, в Америке, мы с ним даже не знакомы. Но, на наше счастье, он как раз прилетает. Нас к нему подводят, начинаем объяснять ситуацию, просим наперебой: «Николай Николаевич, нам бы авансом гонорар получить, мы отработаем…» Он, не дослушав, какую сумму мы просим в долг, с улыбкой сказал: «Нет вопросов» — и ушел, а мы отправились на сцену. Поем свою программу, заканчиваем последнюю песню, и вдруг вижу, к нам идет он — владелец заведения, с каким-то немыслимым количеством роз в руках (потом выяснилось, что их была 101 штука). Вручает нам, целует руки. Как в сказке… Приглашает поужинать. Приходим на второй этаж, Ник уже там, вижу, волнуется — курит. И смотрит то на Ленку, то на меня. Деньги нам дает, о которых мы просили. Когда он на минутку выходит, его компаньон, Игорь, говорит: «Тань, ему очень нравится та, которая более темпераментная. Только я не могу понять, кто именно».
Елена: А у меня тогда как раз был роман с калужским Костей, и я пошла в отступную: «Да ладно, Тань, забирай его ты!» Решение оказалось правильным, Игорь потом разузнал и шепнул ей: «Танюх, стопроцентно он влюбился в тебя».
Татьяна: Стали мы с Ником общаться, он поражал меня своей интеллигентностью, даже в мелочах… Вскоре начал намекать на то, чтобы я переехала к нему. Недавно я спросила мужа: «Почему все-таки ты так быстро начал жить со мной?» Знаете, что он ответил? «Так я же сразу отнесся к тебе серьезно». И еще он мне рассказывал, что в молодости ему часто снился один и тот же сон — женщина с прекрасными глазами — и вроде как во мне он увидел именно ее. А тогда предложил: «Никогда я не был венчанный, а с тобой хочу венчаться». К слову, Ник окончил духовную школу, служил иподьяконом…
Елена: А мама его до сих пор поет в русском хоре православной церкви, хотя по-русски говорит с жутким австрийским акцентом.
Татьяна: Мама Ника австрийка, а по отцу он из русских эмигрантов. Его бабушка и дедушка во время революции уехали в Америку. Круг их общения — самый высший свет дворянства и духовенство. Ник рассказывал, как сидел на коленях митрополита Анастасия, дружил с дочкой барона Врангеля и князьями Голицыными… Представляете, как он был воспитан? В общем, где-то через год мы с ним повенчались, а через пару лет расписались.
— До встречи с вами он не был женат?
 Читайте также  Валерий Сюткин: «Теперь мы с Виолой знаем, что за чувства надо бороться» — Был, на итальянке, но они разошлись до нашего знакомства, у него двое детей… Кстати, его папа очень хотел, чтобы женой сына была русская женщина. Как-то Ник мне сказал: «Наверное, Танюш, я в Россию приехал ради того, чтобы тебя найти…» Я считаю, что и он у меня по судьбе. Когда познакомились, было впечатление, что знаю этого человека очень давно. И, что невероятно, он ведь один к одному совпадал с тем мужчиной, которого мне описала голландская провидица! Поразительно.
Сестры Зайцевы
Татьяна (слева): муж мой всегда тратит на сестру ровно столько же, сколько и на меня, ни копейкой меньше; даже в Татьянин день дарит подарки нам двоим. Потому что понимает: иначе меня потеряет. Фото: Юрий Зайцев
— Чем ваш муж занимался в Америке?
— Много лет работал в спецподразделении США, в отделе по борьбе с наркотиками и организованной преступностью. При проведении очередной операции был ранен, ему чуть не ампутировали ногу, еле спасли, он с тех пор хромает. Потом занялся бизнесом. Номер один у него — казино. Сначала открыл в Лас-Вегасе, в конце 1980-х — в Москве, тот самый «Беверли-Хиллз», где Нику принадлежало 99% акций, а 1% — его другу, Чаку Норрису: по давней дружбе актер согласился поддержать заведение своим именем. А вообще Ник занимается огромным количеством дел: создал сеть спа-салонов на Сейшелах, а в Швейцарии открыл банки, организовал разработку компьютерных программ по распознаванию­ номерных­ знаков автомобилей, возглавил крупную международную компанию по продаже нефти. Не говоря уж о том, что стал нашим продюсером, сделал нам грандиозную шоу-программу — песни на английском языке, в окружении балета из 60 человек, акробатов, фокусников, со световыми эффектами и фейерверками. И организовал гастроли в Лас-Вегасе. Десять лет мы выступали с сестрой в казино разных городов мира.
Елена: Было трудно. Все по-другому, все непривычно. Популярность, правда, получили огромную, но она какая-то совсем другая. Мы скучали по нашей, русской публике, которая давала нам ни с чем не сравнимую энергию. И еще безумно соскучились по нашим березкам.
Татьяна: Честное слово. Однажды я зарыдала в голос: «Не хочу больше здесь оставаться!» И Ник пошел навстречу: «Все, едем в Россию!» Поверите ли, когда вернулись, первое, что я сделала, — обняла березку и долго-долго не могла от нее оторваться.
— Не нарушилось ли на сегодняшний момент единство сестер? Все-таки одна пока не замужем; другая, наоборот, абсолютно счастлива в браке с состоятельным человеком. Имеет возможность выбирать, где жить: хоть в трехэтажном особняке элитного Подмосковья, хоть в роскошном поместье штата Флорида площадью 1200 кв. м.
Елена: Я не могу сказать, что одинока… Во-первых, у меня есть близкий человек, который не хочет себя афишировать, а во-вторых, Таня делает все для того, чтобы я не чувствовала себя одинокой.
 Читайте также  Валерий Сюткин: «Теперь мы с Виолой знаем, что за чувства надо бороться» Татьяна: Например, муж мой всегда тратит на сестру ровно столько же, сколько и на меня, ни копейкой меньше; даже в Татьянин день дарит подарки нам двоим. Потому что понимает: иначе меня потеряет. Знаете, почему я уверена в его любви ко мне? Потому что он столько лет смиряется с такой ситуацией. Кстати, Лена, когда была первый раз замужем, тоже хотела так же организовать семейную жизнь. Но без­успешно. И в этом еще одна причина их развода с Рольфом.
— Лена, позволите задать вам деликатнейший вопрос: после аборта вы не хотели больше иметь детей или…
— Я тогда настолько тяжело это пережила… Не знаю, как объяснить, но тот аборт убил во мне все. Только сейчас начинаю пробуждаться, когда стою в храме и вижу, как крестят маленьких детей. Думаю: «Наверное, на меня какое-то наказание наложено». Но смирилась… (Помолчав.) Это не выливается у меня в депрессию, мне есть где применить свои нереализованные чувства. Существуют же интернаты с детишками-сиротами, собаки бездом­ные…
Татьяна: Мы вместе помогаем, делимся чем можем.
Елена: Тань, может, не стоит об этом говорить? Надо у батюшки получить благословение... Одно только хочу сказать: если бы я смогла повторить свою жизнь, я десяток детишек нарожала бы как минимум.
Татьяна: И я тоже. В интернате мы видим больных, лежачих детей. Многие из них настолько талантливые! Вы не представляете, какие картины они рисуют, зажав кисти или карандаши­ зубами… И задаешься вопросом: если Господь выносит на свет таких детишек и они живут, борются, дарят радость людям, то какое же мы имели право прекращать заложенную в нас жизнь? Единственное оправдание нам с Ленкой может быть только то, что, делая аборты, мы вообще не понимали, что творим.
Елена: А теперь остается только раскаиваться. И расплачиваться за ошибки. Ведь в тот, роковой, момент моей жизни я же  Читайте также  Наталья Хорохорина: «Пока я снималась в «Пиратах XX века», супруг мне изменил» могла бы настоять на своем, сказать мужу: «Нет, я ни за что не буду избавляться от ребенка!» Ушла бы от него, и наверняка Господь мне помог бы. Но… к сожалению, тогда мы с Таней не были воцерковленными, слишком далеко находились от Бога… А от Отто, который очень хотел детей, я не родила потому, что боялась: а вдруг, когда вернусь в Россию, он мне ребенка не отдаст? Немало знала таких несчастных русских девочек… Но опять же неправильно так думать. И оправдания мне нет.
Татьяна: И мне, потому что Алешка мог быть у меня не один… И все-таки иногда стою перед иконами в церкви, плачу и шепчу: «Господи, как же я благодарна тебе за все, как же ты меня балуешь!»
Елена: И я тоже. А по душе такая благодать растекается.
— А что вы сейчас поделываете по части своей профессии?
Татьяна: В России пока концерты не даем, в основном выступаем за границей — в Японии представляем шоу, в Лас-Вегас иногда ездим, ну а здесь в теле- и радиопрограммах участвуем… И ждем.
Елена: Есть ощущение: что-то должно произойти, куда-то нас судьба выведет. А нам все интересно. Слышали, в нашем репертуаре есть песня «Птица феникс», она как раз о нас — мы же вновь и вновь возрождаемся из пепла.

Совпадение фамилий корреспондентов и героинь материала — случайное

Татьяна и Елена Зайцевы

Родились: 16 декабря в Воронеже с разницей в 15 минут (старшая —Татьяна)
Семья Татьяны: муж — Ник Виссоковский, американский бизнесмен, продюсер; сын от первого брака — Алексей (30 лет).
Елена — официально замужем за голландским летчиком Отто Лауингером, но вместе не живут
Образование: Татьяна окончила Всероссийскую творческую мастерскую эстрадного искусства, режиссерское отделение Московского института культуры; Елена — Всероссийскую творческую мастерскую эстрадного искусства
Карьера: после нескольких лет выступлений в клубах и казино в 1994 году дуэт прорвался на большую эстраду и ТВ благодаря своей песне «Сестра». Лауреаты премии «Овация» (1998). В 2000-х годах активно гастролировали с концертами в США, Японии и ОАЭ; в 2010 году вернулись на российскую сцену
Теги:  Елена Зайцева, Сестры Зайцевы, интервью со знаменитостями

Читайте также


Загрузка...

Новости СМИ2

Новости mirtesen.ru

Loading...



Источник: http://www.tele.ru/stars/interview/tatyana-zaytseva-moy-muzh-vsegda-tratit-na-sestru-rovno-stolko-zhe-skolko-i-na-menya-potomu-chto-pon/

Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Татьяна Зайцева: «Мой муж всегда тратит на сестру ровно Табу в отношениях для мужчин

Фото причесок у казаков 15 снимков времен Второй Мировой, которые заставят вас
Фото причесок у казаков Бандеровцы на Волыни и их зверства. (24 фото)
Фото причесок у казаков Фотогалерея Запорожья на ZаБоре
Фото причесок у казаков Более 20 лучших идей на тему «Прическа бубликом» на Pinterest
Фото причесок у казаков В.Г. Белинский. Сочинения Александра Пушкина
Фото причесок у казаков Владимир Гиляровский. Москва и москвичи
Фото причесок у казаков Всё о фолиевой кислоте
Фото причесок у казаков Вырвать себе зуб во сне без крови
Фото причесок у казаков Джинсы с дырками Как сделать потертости и дырки
Заводская губа переднего бампера logbook Mitsubishi Carisma Институт красоты Как часто надо чистить зубы, сколько раз в день и когда Маникюр под синее платье: цвет ногтей, какой лак подойдет к Почему ломит тело и болит голова - t Прыщи, укусы похожие на укусы комаров, чешутся пятна

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ